Шанхай

Шанхай, с именем которого связано много легенд, часто называют «Парижем Востока», но это сравнение, по-моему, очень односторонне.
Я-бы сказал, что Шанхай — это город контрастов; единственный город в мире, где так резко и в крупном масштабе сочетаются несочетаемые противоположности. В рамках этого города-гиганта старинная китайская культура уживается с современнейшей цивилизацией, неописуемая роскошь живет рядом с нищетой, рабский труд и легкая нажива, без особых затруднений, идут рука-об-руку, как два добрых друга-приятеля, рядом с роскошным особняком богача ютится жалкая хибарка китайского кули, по одной и той-же улице мчится автомобиль или грузовик последней марки и тащится жалкая, грязная рикша или вилбороу, а в нескольких шагах от величественных храмов находишь трущобы, где процветает разврат.
И все это, старое и новое, хорошее и плохое, зарегистрировано и своеобразно узаконено.
Этот город никогда не спит. Только дневная деловая жизнь его сменяется нездоровой ночной жизнью кабаков и притонов. Тихая, безлюдная днем «кровавая аллея» (Чу Пао Сан) шумит и волнуется, как море, наполняя воздух пьяными песнями, грубой бранью, тревожными свистками военной полиции самых различных национальностей и гудками-сиренами амбу лансов.
Никогда не спит и всегда настороже защита Шанхая — его полиция. Разбой, похищения, грабежи, террористические акты, выполняемые по последнему слову современной криминальной техники, никогда не прекращаются, ни днем, ни ночью.
Шанхай — никогда не успокаивающийся город. Постоянные забастовки, демонстрации политические и рабочие, студенческие и просто хулиганские меняются только в размерах своей интенсивности, но они живут постоянно в этом городе противоречий.
Точное время основания Шанхая установить трудно, но, во всяком случае, это было до Рождества Христова.
В первые времена своего существования Шанхай развивался крайне медленно, так-как в течении веков, вся торговля нижнего Ян-Цзе-Цзяна была сосредоточена при впадении в него реки Лиу Хуэ, в 25-ти милях вверх по течению от городка Вузунга, но потом эта река превратилась в полузасорившийся приток, и с этого времени, судоходство перешло на реку Вампу, благодаря чему Шанхай сделался главным торговым центром всего района.
С тех пор, Шанхай удерживает свое значение, как видный торговый пункт, что несомненно явилось следствием близости его к морю и большому движению через него китайских судов.
Развивая свою торговлю, Шанхай стал быстро богатеть. Это обстоятельство, однако, имело для него и свою отрицательную сторону, так-как город начал привлекать к себе внимание морских пиратов, которые временами нападали на него, и жители города принуждены были отбивать эти нападения с оружием в руках. Впоследствии, однако, нападения эти настолько участились и усилились, что жители Шанхая уже не в состоянии были самостоятельно справляться с обороной города и обратились к Императору с просьбой разрешить им построить вокруг города стену.
Стена эта была построена во второй половине 16-го столетия и просуществовала до двадцатых годов настоящего столетия, когда ее снесли и на ее месте проложили бульвар, по которому сейчас идет одна из трамвайных линий. Так памятник старины был принесен в жертву прогрессу и уступил место новым требованиям, нарождающейся молодой китайской культуры, развивающейся под влиянием запада.
Впервые иностранные суда появились в Шанхае в 13-м столетии и возбудили громаднейший интерес среди китайцев.
Иностранцы, получившие кличку «заморских вы¬ходцев», привезли в Китай самые разнообразные товары, которые, однако, не были оценены в достаточной мере и были признаны китайцами как малопригодные для их обихода.
Любопытно отметить, что такое мнение создалось не потому, что действительно привезенные товары были непригодными, а главным образом потому, что китайцы брезговали ими, считая себя людьми высшей расы, подданными «Срединного Царства», то-есть такого, которое является как-бы посредником между небом и землей и, следовательно, стоит во всех отношениях неизмеримо выше остальных государств.
Иностранцы, в глазах китайцев, являлись полнейшими варварами, иметь сношения с которыми было унизительно и не допустимо, и это создало с первых- же шагов затруднения на пути мирного развития торговых сношений с ними.
Чтобы охарактеризовать отношение китайцев к людям белой расы, интересно отметить, что им было дано прозвище «чужеземных чертей», термин, который, между прочим, и сейчас не совсем вышел из употребления.
Понятно, что при таких отношениях местного населения, первые шаги европейских купцов-пионеров были очень тяжелы, этим-же объясняется и то, почему впоследствии Китай, в свою очередь, подвергся большим унижениям со стороны иностранцев.
Сначала торговые сношения с Китаем были возможны лишь через Кантон, однако, предприимчивые коммерсанты того времени сделали должную оценку всем выгодам, которые могла-бы дать им торговля через Шанхай, и уже в 1756-м году один из членов Ост- Индской компании сделал предложение устроить в Шанхае товарный склад.
Однако, только лишь в 1832-м году эту мысль удалось до некоторой степени провести в жизнь, когда член этой компании Линдсей прибыл в Шанхай, где был принят крайне недружелюбно и даже обстрелян (правда холостыми зарядами) с фортов Вузунга.
Тем не менее, Линдсей посетил город, добился аудиенции у Губернатора и хотя ему и не удалось добиться разрешения начать здесь торговые операции. Он собрал много ценных сведений об этом городе и в достаточной степени оценил его будущее значение для торговли. Линдсей составил подробный отчет о своей поездке, и в этом отчете, между прочим, было указано, что в Шанхай за сутки приходило и уходило более 400 джонок. К сожалению, хотя этот отчет и заинтересовал директоров Ост-Индской компании, они не нашли нужным предпринять что-либо, и Шанхай продолжал оставаться закрытым для иностранцев. В 1839-м году вспыхнула война между Китаем и Англией, закончившаяся взятием Гонконга (в 1841 г.), а затем Амоя и Нингпо.
По окончании военных операций на юге, британская эскадра появилась у фортов Вузунга, и 13-го июля 1842 г. англичане высадили около него десант в четыре тысячи человек, который, при поддержке эскадры, быстро покончил с фортами и 19-го июля, преодолев небольшое сопротивление, занял Шанхай.
После этого эскадра блокировала Императорский канал и прошла к Нанкину, где и был подписан знаменитый Нанкинский договор, по которому порты Сватао, Амой, Фучао, Нингпо и Шанхай были объявлены открытыми для иностранной торговли, а Гонконг перешел в полное владение Англии.
Некоторое время спустя после подписания Нанкинского договора, Английское правительство командировало в Шанхай Сэра Гарри Поттингер с поручением выбрать, совместно с назначенным на пост Английского Консула, капитаном Бальфур, место для образования нового английского поселения.
Выбор их пал на участок земли, лежащий между Сучжоусским каналом и теперешней Авеню Эдуарда VII.
Место это ни в коем случае нельзя было назвать особенно удобным для поселения, так-как оно представляло собой почти сплошное болото, в котором обильно размножались распространители малярийных заболеваний — комары, к тому-же и климатические условия были тяжелы для иностранцев благодаря изнуряющей жаре и сырости в летнее время.
На десятки миль кругом тянулась болотистая, пересеченная бесчисленными каналами безлесная равнина, с разбросанными тут и там могильными холмами.
Нужно отметить, что эти каналы имели громадное значение в истории развития города, так-как благодаря тому, что влияние морских приливов чувствовалось на пятьдесят миль вверх по течению Ян Цзэ Цзяна, каналы эти наполнялись пресной водой из этой реки и были судоходны. По ним проходило громадное торговое движение, конечным пунктом которого был Шанхай.
Эти-же каналы позволяли жителям два, а иногда и три раза в год, снимать великолепные урожаи.
Прежде чем приступить к постройкам, англичане провели значительные работы по осушению местности и местами даже подняли ее уровень.
Только лишь к 1849-му году англичане начали селиться на выбранном для них участке. В этом году в Шанхае уже насчитывалось 25 иностранных фирм, а число живших в нем европейцев достигало ста.
В 1849 году Китайским правительством был уступи лен Франции участок земли между стенами Китайского города и Английским Сеттлементом.
В конце пятидесятых годов Американское правительство тоже получило концессию, расположенную в приречной части Хонкью, по Сучжоусскому каналу и реке Вампу, там, где впоследствии были сооружены главнейшие пристани и доки Шанхая.
В 1863 году Американский Сеттлемент слился с Английским и создалась своеобразная автономная республика, получившая наименование «МЕЖДУНАРОДНЫЙ СЕТТЛЕМЕНТ».
Французы отказались от слияния и сохранили свою Концессию, с особым управлением.
Со времени образования Сеттлемента, Шанхай начал быстро развиваться как в торговом, так и в культурном отношении, и мало-по-малу сделался одним из главнейших по своему значению городов Китая.
Однако, прежде чем оказалось возможным спокойно пользоваться плодами своих трудов, иностранцам пришлось пережить немало тревожных и тяжелых минут, ибо история Шанхая со времени образования в нем Сеттлемента, ознаменовалась кровавыми столкновениями, как китайцев между собой, так и европейцев с туземцами.
Наиболее выдающимися из этих событий были восстание триадов и борьба с тайпингами.
В сентябре 1852 года туземная часть города Шанхая была взята восставшими триадами — последователями одного из бесчисленных китайских обществ.
Императорское Китайское правительство послало войска для подавления этого восстания, однако, триады сумели выдержать осаду города, отсиживаясь за городской стеной, в течение семнадцати месяцев.
В этот период времени иностранцев больше всего тревожило присутствие осаждающих двадцати тысяч мало-дисциплинированных китайских правительственных войск, которые вначале относились к иностранцам корректно, а потом начались грабежи, разбои и, в конце концов, открытые нападения на иностранных резидентов города.
Это вынудило Английского посла в апреле 1854 года потребовать от Китайского правительства удаления осаждающих войск из непосредственной близости к Сеттлементу, причем это требование было ультимативно и, в случае невыполнения его, англичане угрожали применением военной силы и уничтожением лагеря осаждавших.
В ответ на это китайский командующий правитель¬ственными войсками генерал ответил, что иностранцев слишком мало, чтобы они смогли привести в исполнение свою угрозу, а он не считает возможным убрать свои войска.
По получении этого ответа, представители иност¬ранных держав послали ультиматум увести войска к 4-м часам дня 4-го апреля из окрестностей Сеттлемента.
Настроение иностранцев было приподнятое. Около двух часов дня 4-го апреля китайские солдаты напали на англичанку и ее спутника на одной из улиц Сеттлемента. Немедленно был высажен десант с английских и американских кораблей, который, вместе с отрядом волонтеров из числа жителей Сеттлемента, всего в числе трехсот человек, двинулся к району китайского лагеря, расположенного на месте нынешнего Шанхайского Рейс-Клуба, в самом центре Сеттлемента.
Этот Отряд Волонтеров положил основание ШАНХАЙСКОМУ ВОЛОНТЕРСКОМУ КОРПУСУ, на кокарде которого была выбита дата «4-е апреля 1854 года».
Впоследствии, регулярной частью этого Корпуса, с 1927 года и до начала 2-й мировой войны был РУССКИЙ ПОЛК, — краса и гордость Шанхая.
Наступавшая иностранная колонна предполагала, что китайцы не примут боя и отойдут, но получилось иначе и небольшая горсточка иностранцев столкнулась лицом к лицу с десятитысячной армией, открывшей по ним огонь.
Положение иностранного отряда было критическое, но несколько удачных выстрелов из десантного орудия, внесли смятение в рядах китайских правительственных войск, чем воспользовались иностранцы и бросились в стремительную атаку.
Видя происходящее, осажденные революционеры- триады, в свою очередь, бросились в атаку на правительственные войска, которые через два часа боя обратились в бегство.
Это дело получило название сражения при «Мадди флат» (болотистая равнина).
После этих событий нормальная жизнь Шанхая была быстро восстановлена и мирное течение ее не нарушалось в течение шести лет, до восстания тайпингов.
История этого восстания такова: в начале пятидесятых годов один китаец, по фамилии Хуан Сю-цан, получивший некоторое представление о сущности христианства, основал религиозное общество, назвав его «Обществом Всевышняго», и повел самую активную проповедь против идолопоклонства.
Неудовлетворительное внутреннее положение Китая вскоре изменило характер движения, примешав к религиозным делам политические, направленные против правившей в то время Маньчжурской Династии, и мало-помалу движение это превратилось в настоящую революцию.
Восстание быстро охватило весь Центральный Китай. Восставшие захватили все большие города и, наконец, захватили Нанкин. Хуан Сю-цан провозгласил себя «Небесным Императором» и «Братом Иисуса Христа», а новую династию назвал тайпингской, то есть «небесной». Нанкин был объявлен столицей.
Этот год (1853) был кульминационным могущества тайпингов, так-как после своих головокружительных успехов главари движения потеряли энергию и предались роскоши и излишествам, а сам Хуан Сю-цан превратился в типичного военного деспота.
Императорское Китайское правительство в то время очень неразумно ввязалось в войну с Англией и Францией, и не могло справиться с тайпингами.
Воспользовавшись положением, тайпинги направили свое движение к морю — на Шанхай, рассчитывая захватить там большие склады товаров, а также и суда.
В 1860 году революционеры, приближаясь к Шанхаю, подошли к городу Сучжоу. Видя надвигающуюся опасность, французский адмирал Монтабан предложил английскому посланнику, проживавшему в Шанхае, послать на помощь Сучжоу отряд, но английский посланник, ссылаясь на объявленный нейтралитет, отказался.
Сучжоу был взят без сопротивления и тайпинги вырезали около ста тысяч населения. Шанхай переполнился беженцами, среди которых была масса очень богатых людей. Вслед за этими богачами, в город проникли темные и преступные элементы, и вскоре стало известно, что при приближении тайпингов к Шанхаю в городе произойдет погром.
Чувствуя свою беззащитность, состоятельные классы населения Шанхая образовали лигу для защиты города, собрали крупные средства и пригласили на службу одного храброго американца — искателя приключений, по фамилии Ворд, которому и поручили сформировать отряд и выступить против тайпингов.
Благодаря энергии и опыту, Ворд из подонков общества, дезертиров и авантюристов сумел создать дисциплинированную, сплоченную боевую единицу, кото¬рая одержала ряд крупных побед и получила от Китайского правительства официальное наименование «Всегда побеждающей армии».
В то время англичане и французы все еще придерживались нейтралитета, и не только не поддержали Ворда, но потребовали его ареста и предания суду.
Ворд, однако, сумел убежать, принял китайское подданство и вновь появился во главе своего отряда.
Любопытно отметить, что не прошло и десяти месяцев после побега Ворда, как сами англичане признали его отряд образцовым и пожелали воспользоваться им, как ядром для создания международной военной силы, без которой внести успокоение в Китае, по-видимому, становилось невозможно. Ворд был оставлен во главе отряда и ему был дан чин бригадного генерала.
В феврале 1862 года Ворд, во главе своего отряда и китайских правительственных войск, наголову разбил двадцатитысячный отряд тайпингов и уничтожил флотилию, с помощью которой они предполагали произвести десант у Шанхая. Вслед за этим он очистил от тайпингов весь правый берег реки Вампу.
Однако, в конце апреля 1862 года, тайпинги подошли к Вузунгу, с целью занять форты этой крепости и отрезать Шанхай от моря, но понесли поражение и отступили. Вскоре после этого они снова появились на правом берегу Вампу, носящем название Путунг, тоесть подошли вплотную к Сеттлементу, от которого их отделяла только река.
Шанхай лихорадочно готовился к обороне, но в городе было очень мало войск: один пехотный английский полк, один индусский и французские моряки.
Шанхай оказался со всех сторон окруженный революционерами, которые отрезали его от всего остального Китая; подходил голод и городу угрожало возникновение голодных бунтов, справиться с которыми наличными иностранными силами было невозможно.
Английский адмирал Хор и французский адмирал Протэ, командовавшие иностранными войсками в Шанхае, пришли к заключение, что поддерживать нейтралитет больше было нельзя и нужно было открыто выступить против тайпингов.
Они усилили отряд Ворда еще на 400 человек при трех орудиях, но местные победы Ворда не разрешали положения. К этому времени иностранный гарнизон Шанхая был увеличен до 4.000 человек при тридцати орудиях, и решено было очистить от тайпингов местность на 30 миль вокруг Шанхая.
Операция эта была выполнена, но при этом погиб адмирал Протэ.
Благодаря полной индефферентности китайских правительственных войск во время этой борьбы с тайпингами, иностранному отряду приходилось выделять группы войск, как гарнизоны очищаемых городков, и силы отряда быстро таяли.
Россия сделала предложение Англии и Франции послать на помощь значительные подкрепления войсками и флотом, но это предложение было отклонено.
Между тем, тайпинги опять появились уже в непосредственной близости к Шанхаю, в районе Зикавейского монастыря, а потом и в районе теперешней Немецкой школы (в конце авеню Фош).
Иностранный отряд перебрасывался с места на место, очищая местность от тайпингов. В одном из таких боев был убит Ворд, по сие время считающийся героем Китая.
Смерть Ворда, по-видимому, побудила китайское правительство проявить большую энергию в компании против тайпингов, так-как им вскоре после этого было решено отправить сильную экспедицию для взятия Нанкина.
Во главе всех войск, назначенных для этой операции, был поставлен английский генерал Гордон, который совершенно реорганизовал «Всегда побеждающую армию», состав которой в то время превышал уже«5.000 человек, и после ряда блестящих побед взял в 1864 году Нанкин.
Так было ликвидировано восстание тайпингов, про¬должавшееся четырнадцать лет. Это восстание опу¬стошило богатейшие провинции Китая, уничтожило 600 городов и стоило жизни 20.000.000 людей.
Шанхай с 1854 по 1864 год являлся островком сре¬ди океана разрушений, и спасен был исключительно силой иностранного оружия и талантливостью и храбростью руководителей его защиты — Ворда и генерала Гордон.
Тайпингское восстание было последним крупным испытанием для Шанхая. В дальнейшем были незна¬чительные столкновения между китайцами и европей¬цами, но все они носили местный характер.
Были беспорядки в 1897 году, вызванные увели¬чением налога на тачки («вилборроу»); для усмирения бастующих был высажен десант, который без крово¬пролития ликвидировал беспорядки.
В 1898 году Французский муниципалитет решил снести китайскую кумирню, что было необходимо для прокладки новой улицы. Произошли беспорядки, по¬давленные на этот раз силой оружия, причем пятнадцать человек китайцев было убито и много ранено.
Во время «боксерского восстания» в 1900 году по¬рядок в Шанхае не нарушался, так-как в городе в это время находились большие гарнизоны английских, французских, германских и японских войск. Войска эти оставались в Шанхае до 1902 года.
В декабре 1905 года в Шанхае возникли трения по поводу юрисдикции английского судьи в местном «Смешанном Суде». Появились пламенные статьи в китайских газетах и ряд прокламаций, призывавших к защите якобы попранных прав китайцев. Пришлось снова прибегнуть к высадке десанта с военных кораблей.
Китайская революция 1911 года совершенно не отразилась на Шанхае, и только летом 1913 года, когда началась война между Северным и Южным Китаем, жители Сеттлемента и Французской Концессии испытали на себе снаряды и пули китайских войск, сражавшихся в черте китайского города.
человек, и после ряда блестящих побед взял в 1864 году Нанкин.
Так было ликвидировано восстание тайпингов, продолжавшееся четырнадцать лет. Это восстание опустошило богатейшие провинции Китая, уничтожило 600 городов и стоило жизни 20.000.000 людей.
Шанхай с 1854 по 1864 год являлся островком среди океана разрушений, и спасен был исключительно силой иностранного оружия и талантливостью и храбростью руководителей его защиты — Ворда и генерала Гордон.
Тайпингское восстание было последним крупным испытанием для Шанхая. В дальнейшем были незначительные столкновения между китайцами и европейцами, но все они носили местный характер.
Были беспорядки в 1897 году, вызванные увеличением налога на тачки («вилборроу»); для усмирения бастующих был высажен десант, который без кровопролития ликвидировал беспорядки.
В 1898 году Французский муниципалитет решил снести китайскую кумирню, что было необходимо для прокладки новой улицы. Произошли беспорядки, подавленные на этот раз силой оружия, причем пятнадцать человек китайцев было убито и много ранено.
Во время «боксерского восстания» в 1900 году порядок в Шанхае не нарушался, так-как в городе в это время находились большие гарнизоны английских, французских, германских и японских войск. Войска эти оставались в Шанхае до 1902 года.
В декабре 1905 года в Шанхае возникли трения по поводу юрисдикции английского судьи в местном «Смешанном Суде». Появились пламенные статьи в китайских газетах и ряд прокламаций, призывавших к защите якобы попранных прав китайцев. Пришлось снова прибегнуть к высадке десанта с военных кораблей.
Китайская революция 1911 года совершенно не отразилась на Шанхае, и только летом 1913 года, когда началась война между Северным и Южным Китаем, жители Сеттлемента и Французской Концессии испытали на себе снаряды и пули китайских войск, сражавшихся в черте китайского города.
В 1924-1925 гг Шанхай был снова затронут междоусобной войной китайских политических групп. Был мобилизован Волонтерский Корпус, в то время уже представлявший из себя солидную воинскую единицу, и высажены десанты с военных кораблей.
Шанхай покрылся баррикадами. Находившиеся в это время в Шанхае, Кадеты Омского и Хабаровского Корпусов, эвакуированные сюда с Белой Армией из Владивостока, тоже получили винтовки и вошли в состав Иностранного гарнизона. Наступило кажущееся, временное успокоение.
Усиленная агитация среди студентов и рабочих против иностранцев достигла высшей точки 30-го мая 1925 года, когда толпа китайцев собралась около полицейской станции Лауза, требуя освобождения арестованных агитаторов, и угрожала сжечь эту полицейскую станцию, находившуюся почти в центре Сеттлемента. Был открыт огонь, в результате которого четыре китайца были убиты.
Китайцы невероятно озлобились и начали проявлять ничем неприкрытую вражду ко всем европейцам.
На следующий-же день, то-есть 31-го мая, была объявлена всеобщая забастовка, были отмечены многочисленные случаи столкновения китайцев с полицией.
1-го июня Шанхай был объявлен на военном положении и Волонтерский Корпус был снова мобилизован.
С китайской стороны были предъявлены требования об уничтожении всех концессионных прав иностранцев и восстановление суверенной власти Китая над всеми иностранными концессиями.
Начались длительные дипломатические переговоры, в результате которых от китайского населения в состав Муниципального Совета Международного Сеттлемента были приглашены три советника.
Но уже в 1926 году над Шанхаем начали снова собираться грозовые тучи: в Кантоне, при содействии русских большевиков, образовалось новое «Национальное правительство» (во главе с ген. Чжан Кай-шеком), решившее предпринять карательную экспедицию против Северного Пекинского правительства.
Эти «националисты» раздавили сопротивление пекинских правительственных войск и достигли Ханькоу, в которое Английское правительство, по требованию китайцев, отказалось от своих концессионных прав.
Китайцы не скрывали своих намерений и в отношении Шанхая, в направлении которого двинулась другая значительная группа войск южан.
Однако, здесь им решено было оказать самое решительное сопротивление.
На «северные китайские» части генерала Сун Чуан-фана, находившиеся в Шанхае, в состав которых, между прочим, входили и русские добровольцы (белые эмигранты), пришедшие в Шанхай с частями «белого» маршала Чжан Цзо-лина, правителя «Трех Восточных Провинций» Северного Китая (части отряда ген. Нечаева), — не было обращено никакого внимания, как на защитников Шанхая. Наоборот, им даже было предложено держаться подальше от Шанхая, чтобы предотвратить возможность столкновения вблизи или внутри города.
В Шанхай потянулись военные транспорты англичан, американцев, французов, японцев и итальянцев. Однако, до прибытия этих войск Шанхай сам, как мог, стал готовиться к обороне. Опять был мобилизован Волонтерский Корпус и усилен при этом созданием Особого Русского Отряда, позднее носившего название «РУССКИЙ ПОЛК ШАНХАЙСКОГО ВОЛОНТЕРСКОГО КОРПУСА».