Филимонов из Шанхая Петрушевскому во Францию

Филимонов — > Петрушевскому (машинопись, копия)
«4-ое июня 1939 года
В.А.Петрушевскому…
Кане-сюр-мер

Глубокоуважаемый Владимир Александрович:
Большое спасибо за Вашу поздравительную Новогоднюю открытку, которую я получил своевременно, но на кою лишь сейчас отвечаю. Прошу также извинить, что по ряду уважительных и малоуважительных причин я не поздравил Вас с праздником Святой Пасхи.
Очень был рад узнать, что Вы наконец-то выбрались с семьей в свой следующий очередной заграничный отпуск. Понятно, как будет приятно встретиться и со своими родными, и с друзьями и посмотреть родные края.
Большое спасибо Вам, дорогой Владимир Александрович, за Ваше весьма и любезное предложение быть полезным мне в Европе и выполнить для меня то, что меня будет интересовать и что, конечно, Вам будет по силе выполнить.
Буду очень рад получить от Вас весточку с сообщением о том, как проводятся в жизнь Ваши планы, о коих Вы писали мне в своем прошлогоднем письме. Если получу два, то конечно, буду еще более того рад.
В моей жизни перемен особых не произошло, зато с 20.XII прошлого года у меня по сие время тянется нескончаемая цепь различных хлопот, забот и неприятностей: 20/XII одновременно я и сын заболели, подцепив весьма злокачественную простуду, коя прыгала с места на место. Иностранное Рождество, Новый Год, Русское Рождество мы находились в кроватях. К Русскому Новому Году стало гораздо лучше, но как на зло, именно в Русский Новый Год стало опять хуже и опять я оказался в кровати. Потом последовало облегчение, но в Новый Китайский Год (4 дня праздника) я опять лежал. Сын также хворал- у него простуда тянулась до конца холодов – конца февраля и начала марта. У меня примерно тоже, но в более слабой степени. На беду сынишка, еще в конце ноября, Бог весть где, подцепил лишай (из –за страшной скученности и переполнения города теперь у нас много случаев лишаев у европейских детей, чего раньше почти не было). С лишаем Славик возился до конца марта (лечили ультра-фиолетовыми лучами, что можно было производить лишь по окончании его простуды). Подошла Св.Пасха. Нет, еще раньше, весь Великий Пост я возился с типографией, которую хотело приобрести Урало-Сибирское Общество (бывшая 1-ая стр. бригада полк. Глудкина), но в конце концов хозяева типографии не сошлись с обществом и моих хлопоты таким образом к своем итоге дали нуль. Подошла Св.Пасха. Дни были хорошие, но в Великую Субботу задул ветер на освящении пасох я немного простудился, на заутрене добавил и в первый день праздника, под вечер прилег. Через два дня все отошло. Но тут, после Пасхи, начались у меня новые заботы – подвернулась удобная квартира (а то с 1936 г. я жил в комнатах чужих квартир), но хлопоты по покупке пустых, голых стен захватили полных три недели. 2-го мая мы въехали в эту квартиру, но тут сначала нужно было сдавать одну лишнюю комнату, а как ее сдали, так сынишка заболел корью. Корь стала подходить к концу, так у квартиранта в его личной жизни разыгралась такая история (она не закончилась и сейчас), что у нас стали новые хлопоты о новой сдаче комнаты. Желающих масса – город переполнен, но среди этих желающих нужно найти подходящих, так-как жена с сыном предполагает в самом недалеком будущем выехать из Шанхая в Калган – чудный горный воздух, но горы голые. Вот в таком положении и застает меня настоящий момент писания Вам сего письма. Мне лично в этом году почти наверняка не удастся куда-либо проехать, так как надо кому либо смотреть за домом, ибо жена пробудет в отъезде до осени (конца сентября).
Ну довольно о своих узко частных делах- они лишь освежают обстановку в которой я проводил последние полгода и до известной степени объясняют причину молчания. Пишу «до известной степени», ибо и то и другое, конечно, не может явиться бесспорным объяснением моего молчания. Надеюсь, что Вы понимаете меня и потому не особенно будете сетовать на меня за мое молчание.
Сейчас я хочу воспользоваться Вашей любезностью и попросить Вас, будет то если возможно и не очень затруднит, выполнить мои следующие просьбы:
1).В городах, коих Вы будете, и через организации, с коими Вы будете иметь дело, выяснить и установить связь с бывшими чинами 68-й пех. Дивизии и особенно с чинами 269-го пех. Новоржевского полка, а также с чинами 93-го пех. Иркутского полка, равно как и чинов других полков 24-й пех. дивизии. Эта дивизия, от которой выделилась второочередная 68-я, имела своей стоянкой город Псков: Надо полагать, что ныне в Латвии имеется некоторое число (я сказал- бы пожалуй даже ядро)бывших чинов этих дивизий. Через них мне хотелось бы установить и восстановить историю этих частей за Великую войну (в 94-м полку мой покойный отец служил с 1882 года по 1912, в 93-м Иркутском- 1913-14, 269-м командовал с 1914 по 1916. Мне хотелось бы достать снимки фотографические времен, как мирного времени (94) так и военного (269). Если Вам удалось найти такие снимки в чьих- либо альбомах, то за их переснятие (особенно военных) я рад был бы уплатить до пятидесяти китайских долларов, т.е. 2-3 английских фунта стерлингов. Конечно, мне хотелось бы достать снимки с моим отцом – Борис Петрович полковник, потом генерал-майор Филимонов. Очень и очень был бы Вам обязан за эту чисто личного характера услугу.(Фотографии города Пскова, за исключением снимков казарм 93-го пех. Полка у меня имеются в достаточном количестве). В Риге имеется некий капитан Сслясский – быв. Чин 269-го полка. Его адрес:
Полковник Слясский Леонид Алексеевич – Екабпилс иалла 10, лзет 4
Может быть сохранилось что либо у него. Если есть записки о 269-м и других означенных частях, то я был бы очень признателен за временное их использование, ибо готовлю книгу об означенных частях. Полковник Еленский – глава архива 93го и 269-го пех. Полков мне помогает. Он живет во Вранье, Югославия и я дал ему Ваш адрес и написал Вам через него короткую записку.
2.В года 1906-1914 я неоднократно жил в Карсбаде, на Рижском взморье, о котором сохранил самые лучшие впечатления.. Был бы Вам очень признателен, если б Вы прислали б карточек, скажем шесть этого самого Рижского взморья, Карлсбада в частности. И, если то было б возможно, не нынешние карточки, но довоенные. Самое взморье, во всяком случае, изменилось вероятно мало – я говорю о пляже.
3.Вы пишите, что будете в Людине – это родина моей мамы. Я был бы рад иметь несколько карточек (хотя бы нынешних) этого городка.
4.Для моего исторически-художественного альбома (собрание открыток Третьяковской галереи, Императора Александра III, Краковского музея и проч.) я не прочь иметь некоторое количество латышских открыток, покрывающих историю латышского народа (таковые вероятно имеются, а так же иметь серию недавно выпушенных каким то латышским художником – латыши и латышки в их национальных одеждах.
5.Я был-бы Вам также благодарен, если б Вы составили бы мне, если не рекламу, то во всяком случае, в подходящих случаях указали бы нужным людям на мои книги, о коих многие совсем не имеют никакого понятия. Это нужно мне для моих будущих работ, как и в целях расширения спроса на них, так и равно и усиления притока сырого материала для их выработки.
Если Вы будете в Литве, в Поневеже (?Паневе́жис) в частности, то я рекомендовал бы Вам заглянуть к отцу Герасиму Шорец – 77 Республикос. С ним я веду в течении ряда лет переписку. В прошлом, он был священником Уфимского гусарского полка в армии адмирала Колчака. Попал в плен под Красноярском, но потом удалось ему выбраться в Литву.
В Ковно живет некий полковник Корчинский – работающий по вопросу кадрового офицерского состава Русской армии. У него имеются кое какие данные по 269-му полку. Через Вас их, пожалуй, можно было б легче получить.
Будете ли Вы в Праге? Там генерал Чернавин, Третьяков – мои, если так можно назвать, корреспонденты.
Мое письмо попадет к Вам в руки, вероятно в середине июля, если не позже. К тому времени Вы уже многое повидаете и возможно часть мои просьбы будет уже невыполнима – моя вина, но вместе с тем лишь сейчас обстановка у меня как будто бы начинает восстанавливаться пригодная для работ по военно-историческим вопросам. Придет мое письмо, вскоре после чего будут Ваши именины – прошу принять мое искреннее поздравление и самые лучшие пожелания.
Ваша книга стихов – «Родине» у меня имеется, но таковую б я послал бы одному моему другу в Бразилию – Д.И.Решетникову. Кроме того быть может штук пять –шесть я мог бы продать Вам.
Выпуск Сборника, который я предполагал, задержался т.к. теперь из-за резкого и противоестественного понижения курса китайского доллара, цена на бумагу страшно поднялась, но я питаю надежды выпустить его, как только цены примут более или менее нормальный уровень.
Был бы Вам благодарен за сообщение мне теперешнего адреса полк. Фрейберга, которому я собираюсь написать.
В заключение от лица своей жены и себя пожелаю Вашей супруге , Вам самим и детишкам самых счастливых и безоблачных праздников- многомесячного пребывания в Европе. Крепко жму Вашу руку.
Искренне Ваш.
Если будете в Варшаве , то не встретите ли генерала Симанского? Как то идут его дела и как подвигается его труд о Великой войне?
Нельзя ли в Риге по дешевке приобрести подержанную книгу генерала Зиончковского: «Подготовка России к мировой войне» а также нет ли там Стратегических очерков N 1, 2, 3 ? »

(собственный архив, редакция «Вестника ОРВВВ в СФ»)